Александр Дугин: У России к Армении накопилось множество вопросов

На этой неделе в Москве побывала делегация Национального собрания Армении во главе с руководителем Постоянной комиссии по региональным вопросам и вопросам Евразийской интеграции Микаелем Мелкумяном. Встречи, которые провели армянские депутаты в столице России, оказались не самыми приятными.

Так, заместитель председателя Госдумы РФ Петр Толстой заявил, что двусторонние встречи со стратегическими партнерами России важны, но куда важнее решение конкретных актуальных проблем. По его словам, накопилось слишком много актуальных вопросов, требующих совместного решения как в двусторонних отношениях, так и на крупных международных площадках. Петр Толстой напомнил, что у России нет такого множества некоммерческих организаций на территории Армении, как у США.

На этот счет Media.Az решила побеседовать с доктором политических наук, российским философом и публицистом, лидером Международного Евразийского движения Александром Дугиным.

- Петр Толстой на встрече с армянской делегацией заявил о том, что между странами накопилось слишком много вопросов, требующих решения. Речь как о двусторонних отношениях, так и взаимодействии на крупных международных площадках. Здесь, скорее всего, имелось в виду голосование в ПАСЕ, когда двое из четверых членов армянской делегации не поддержали Россию (один не проголосовал, а другой нажал кнопку "против", а потом сослался на техническую ошибку). Так какие проблемные вопросы есть в российско-армянских отношениях?

- Вопросов очень много. Как только Никол Пашинян пришел к власти, та модель российско-армянских отношений, которая была выстроена на предыдущем этапе, армянской стороной оказалась поставлена под сомнение. Пашинян перезапустил процессы пересмотра базовых основ. Это, конечно, не нравилось и не нравится Москве. Договоренности были долгосрочными, межгосударственными, не ориентированными на ту или иную личность, руководящую Арменией. И Россия здесь следовала логике, которая сводилась к сотрудничеству в политическом, дипломатическом, экономическом и военном смыслах.

Это сотрудничество реализовалось, имело свои сценарии. Армения поддержала многие интеграционные инициативы, вступив в Евразийский экономический союз, Организацию договора о коллективной безопасности. И при всех подчас возникавших разногласиях с предыдущими руководителями Армении, никто этой парадигмы с армянской стороны не менял. А Пашинян решил все изменить, и это сказалось на всем.

ОДКБ - давайте арестуем его руководителя, проверим, что такое ОДКБ. ЕАЭС - давайте посмотрим, насколько выгодно это Армении. Российское военное присутствие пока не ставилось под вопрос, но и здесь возникают вопросы: на каком основании база стоит в Армении? Сколько вы нам платите и т.д. Экономические модели - давайте пересмотрим договора, которые были заключены ранее. Договоренности по Карабаху? Так это не с нами они обсуждались.

Таким образом, вся эта система союзнических отношений, реакции на ранее заключенные договоренности Пашинян поставил под сомнение. Да, Россия – союзник, но давайте пересмотрим позиции, говорит новая армянская власть. И, конечно, Москву это не устраивает.

У Еревана пока что не откровенно враждебная позиция. Но это Россию настораживает. На разных этапах Никол Пашинян с разной степенью настойчивости поднимал и пересматривал все вышеуказанные темы. Это лейтмотив его политики. Причем иногда он смягчает свою позицию, после того, как обострит ситуацию. Но никогда армянский премьер не возвращался к понятному формату отношений между Москвой и Ереваном, который сложился на протяжении предыдущих десятилетий.

- То есть, Никол Пашинян, призывавший в свое время к выходу из ЕАЭС и пересмотру отношений с Россией, на ваш взгляд, не оставил своих планов?

- Думаю, да. И это вызывает у России недоумение и неприязнь. И это длится довольно долго. Правда, пока за "красную линию" Никол Пашинян не зашел в своей "фронде" к ОДКБ или ЕАЭС.

- А как будут дальше развиваться события?

- Трудно сказать. Но надо учитывать и то, что происходит в России, на постсоветском пространстве. В России перед 2024 годом (когда истекает нынешняя каденция президента Владимира Путина) ждут от главы государства того, что он придаст своему курсу фундаментальное, стратегическое значение, институционализирует его. Тогда можно будет перевести дыхание. Пока этого нет, и потому Пашинян да и другие деятели начинают раскачивать ситуацию на постсоветском пространстве.

Россия получает от союзников новую проблему. И это, на самом деле, опасная игра. Если курс Путина на новом этапе не изменится, то, конечно, тех, кто предает друзей и партнеров в сложный момент, настигнет расплата.

А что касается взаимоотношений между Россией и Азербайджаном, то здесь, как мне кажется, стоит следовать магистральной линии на сближение и стратегическое партнерство, которую четко наметили Владимир Путин и Ильхам Алиев. 

0.16205906867981